Особенности учебного плана

1. Ритм дня.

   Каждый ребенок живет в ритме бодрствования и сна, запоминания и забывания. Когда в школах составляют расписание и распределяют учебный материал по урокам, учителя исходят из ритма дня и годового цикла. При этом необходимо учитывать определенные методические особенности воспитания как искусства:
- организация дня в определенном ритме;
- изложение учебного материала большими учебными блоками (эпохами), что усиливает способность учеников сосредоточиваться;
- через художественно-эстетические упражнения воспитание воли.
   Утром ребенку легче всего дается мыслительная деятельность. Поэтому школьный день начинается с таких предметов, которые опираются преимущественно на знания и понимание, требуют обдумывания и мыслительного представления. Каждое утро в течение нескольких недель на занятиях, которым дано название «главный урок», преподносится один и тот же предмет, составляющий учебный блок, большую по объему учебную единицу – «эпоху». (Например, математика, родной язык, ботаника, география, физика и т.д.). После этого идут предметы, нуждающиеся в постоянном ритмическом повторении на отдельных уроках: иностранные языки, эвритмия, физкультура, музыка (2-3 урока каждую неделю). Ручной труд, ремесло, садовничество, постановка опытов по естествознанию и другие занятия переносятся, по возможности, ближе к полудню или на послеобеденное время. После уроков, требующих повторяющихся упражнений, наступает время художественно-практической деятельности. Такую же последовательность надо сохранять и при выполнении домашних заданий: упражнения, оформление материала, овладение навыками.

   Такая организация школьного дня, быть может, не всегда удобная учителям, соответствует естественному дневному ритму, необходимому для развития детей. Между восприятием, переживанием и осуществлением, между этими «вдохом» и «выдохом» как раз и колеблется этот главный ритм.

    В маленьком человеке такое колебание маятника повторяется каждый час. Если слишком много времени уделять нагрузке на память, размышления, дети станут бледными, усталыми. Живое чувство, деятельная воля вновь заставляет порозоветь щеки ребенка. Учитель, в первую очередь в младших классах, должен следить за влиянием процесса обучения на состояние здоровья учеников.

  В основе обучения, которое занимает в школе два первых учебных часа, входит тщательно составленная вводная ритмическая часть, причем в младших классах она длится до 20 минут. В это время дети активизируются, объединяются в коллектив, настраиваются на собственно обучение. Они играют на флейтах, поют и читают стихи, в первых классах «протопывают» и «прихлопывают» ритмические упражнения, для развития культуры речи занимаются разнообразными языковыми упражнениями. Затем подводится итог – повторяется вчерашний учебный материал: поднимается какая-то моральная проблема, обсуждается закон природы, вытекающий из демонстрировавшихся на уроке экспериментов, выноситься суждение об упоминавшихся накануне каких-либо исторических лицах или делается общий обзор знаний, которые были получены о каком-нибудь представителе животного мира. После того, как все сосредоточились на предмете, учитель может органически продолжить изложение материала. Он ведет образное повествование и, учитывая темперамент детей, то захватывает их внимание, заставляя переживать, то дает им возможность расслабиться. Далее наступает более активный этап, когда резюме услышанного надо перенести в тетрадь эпохи или изобразить в виде рисунка. Урок завершается каким-нибудь рассказом, содержание которого в каждом классе меняется, но отвечает основному мотиву всего учебного года. Так, в первом классе это сказки, во втором идут легенды и басни, в третьем идут библейские сказания, в четвертом – отечественная мифология, в пятом – истории о греческих богах и героях и т.д.   

 

2. Преподавание по эпохам.

   В первом классе каждая эпоха (период) обучения длится долго и еще слабо дифференцирована. Дети попеременно рисуют, слушают рассказы о природе и временах года, изучают окружающий мир и родной край, занимаются письмом, чтением и счетом, а учитель выбирает момент, когда следует поменять вид деятельности. Затем он переходит к специализации и дифференциации главных эпох, продолжительность каждой – три-четыре недели. В результате у детей наступает чувство удовлетворения от того, что они чего-то достигли: усвоили родную речь, получили представление о различных вещах, животных, людях, растениях, камнях, изучали природоведение (вначале дают краеведение), физику, химию, арифметику, геометрию и т.д.

    Ученики занимаются различными упражнениями, пересказом, самостоятельно выполняют небольшие работы, помогающие им почувствовать удовлетворение от собственного умения или пробудить в них желание заниматься лучше, прилежней.     Один и тот же предмет преподается как эпоха не более двух раз в год, так что дети за это время могут забыть изученное. Пауза между эпохами – то же, что ночь между двумя учебными днями. Чтобы знания были прочными, перешли в способности, еще раз вернуться к пройденному так же важно, как пробудиться от сна. В тот момент, когда новая область знания начинает овладевать умами, а предыдущая, еще недавно составляющая целую эпоху, меркнет, совершается нечто, в высшей степени значительное. Повторение пройденного материала, который дети когда-то с восторгом начинали изучать (и это завершилось формированием в их сознании определенных образов), демонстрирует более высокую степень их зрелости в понимании проблемы, показывает, как возросли за это время их способности. То, что было недопонято, например, в арифметике, теперь может быть усвоено легко и непринужденно. Именно при такой форме работы создаются наилучшие возможности для того, чтобы сконцентрировать интерес детей, активизировать его и представить содержание предмета в виде емких, легко запоминающихся образов.

 

    Принцип преподавания по эпохам оправдывает себя и при изучении других предметов. Он является ведущим при изучении ремесел, технологии и искусства в старших классах. Каждый на собственном опыте может убедиться в преимуществах этого способа обучения, так как он позволяет сконцентрироваться на какой-то заданной теме до тех пор, пока упорным трудом поставленная цель не будет достигнута, а затем перейти к другой. Такой прием благотворно сказывается на ребенке, дисциплинирует его, что особенно важно в современном обществе, где так велик переизбыток внешних раздражителей и где внимание людей все более рассеивается.  

 

3. Живое слово.

    Учитель преодолевает опасность субъективизма тем, что, отказываясь от личного, отдает все силы тому, чтобы пробудить интерес к предмету. Но для достижения этой цели он должен уметь сделать действенным живое слово. Ценность такого слова настолько велика, что в первые годы обучения наблюдается решительный отказ от учебников, к ним сдержанно относятся и в старших классах.

    Ни в одном учебнике нельзя отыскать тот лейтмотив эпохи, который, проходя сквозь нее, спрессовывал бы учебный материал в единое целое, чтобы он содержал и стадии подготовки, кульминации, завершения и перехода к следующей эпохе. Этот лейтмотив выбирается каждым учителем с учетом своего класса, в зависимости от того, какое воспитательное воздействие он думает оказать на учеников. Свои знания он черпает из многих источников, а их педагогическое воздействие он постигает из науки человековедения.

    Книги используются как материал для чтения, сопровождающий основной учебный курс, но предпочтение при этом отдается оригинальным работам, обладающим художественной или научной ценностью. Конечно, нельзя обойтись без книг для чтения при изучении иностранного языка. Но и в этом случае следует предпочитать оригинальные поэтические произведения специально составленным школьным заданиям.

    Готовя устный рассказ, учитель тщательно отбирает материал, принимая во внимание специфические отношения, сложившиеся внутри класса, его состав и даже ориентируясь на отдельные индивидуальности. Если учитель проявит достаточное усердие и изобретательность, то найдет объективные ответы на актуальные вопросы и проблемы. Благодаря активной деятельности педагога, обучение носит живой характер, что позволяет сотрудничать ученикам различной степени одаренности и различной направленности талантов.

   Способность к общей радости, состраданию, сочувствию лежит в основе всех социальных ценностей. Именно живое слово, идущее от человека к человеку, в наш век расцвета техники и средств массовой информации может стать действенным методом воистину общественного человеческого воспитания.   

 4. Работа с книгами и тетрадями по эпохам.

    Часто задают вопрос: не получится ли так, что дети, которые прослушали учебный материал только в устной подаче, окажутся в плену у определенных авторитетов? Однако учитель вызывает у детей интерес к чтению, ориентируясь на специальную литературу, которую рекомендует учащимся средних и старших классов в определенном объеме и в соответствии с возрастом. Признание их растущей самостоятельности дает дополнительный импульс к работе с источниками. Достаточно ранняя подготовка рефератов, уже в пятом и шестом классах, – конечно, задания должны отвечать индивидуальным возможностям каждого, – делает самостоятельное чтение настоятельно необходимым. Тем более что в дальнейшем, в седьмом и восьмом классах, ученики готовят довольно большие самостоятельно выбираемые годовые работы, с которыми выступают в классе. Конечно, учебники, в которых глава, сменяя главу, содержит строго очерченный материал, представляют материал гораздо суше и одностороннее, чем учитель.
 

    Ну так что же? Никаких учебников? Выход простой – ученики готовят их сами. В так называемых тетрадях по эпохам они ведут записи по каждому разделу занятий (по каждому предмету), фиксируя самое существенное. Тексты, как правило, до восьмого класса диктуются учителем или формулируются совместно всеми в классе. А вот иллюстрации к текстам – всецело творчество самих учащихся, мастерски превращающих наброски, сделанные учителем на доске, в великолепные изображения. Лишь постепенно, на старшей ступени ученики начинают самостоятельно записывать сообщаемый учителем материал в тетради по эпохам. Изложить текст (составить своего рода конспект урока) ясно, понятно и сжато – чрезвычайно важное умение. Включить в этот текст цитату или некоторые сведения из дополнительного источника – полезное умение для подростка, которое понадобится ему и в дальнейшей жизни. Некоторым ученикам удается (конечно, не без помощи учебной и самостоятельно найденной специальной научной литературы) выполнять записи в тетрадях по эпохам весьма индивидуально и с удивительной оригинальностью.

  Тетради эпох - это такие  маленькие самодельные учебники, которые дети создают сами, опираясь на устный рассказ учителя, записывая самое существенное. Тексты подбирает учитель, или они формулируются всем классом в процессе урока. Чем старше ученики, тем более самостоятельными становятся записи, превращаясь в настоящий конспект урока.
Иллюстрации к текстам - целиком творчество самих детей. 

 5. Роль художественной деятельности.

    Занимаясь художественным творчеством, мы сталкиваемся с теми же проблемами, которые ставит перед нами весь окружающий мир. Причина лежит в необходимости преодолеть сопротивление обрабатываемого материала; им могут быть краски, дерево, глина, какая-то форма движения, какое-то стихотворное произведение. Эта задача неразрешима до тех пор, пока мы сами несвободны, не вжились в материал. Процесс вживания нередко вызывает в нас целую гамму переживаний: ожидание, разочарование, гнев, решимость, обдумывание, удивление, новые надежды, новое напряжение воли, интенсивную радость творчества. В подобном процессе участвует не только душа. Сопричастность становится глубоко физической, проникает вплоть до нервных окончаний, «достигает пальцев ног».

    Художественное творчество занимает особое место в нашей жизни. В век техники наше существование наполняется более или менее автоматически совершаемыми действиями: например, когда нам нужно зажечь свет, повернуть рукоятку обогрева, включить посудомоечную машину, занять место в вагоне метро и т.д.

    Некоторые виды деятельности требуют от нас обостренного внимания. Так, управляя автомобилем, маневрируя краном, сверля зуб бормашиной, мы не можем ни на мгновение отвлечься. Однако сосредоточенность должна сочетаться с трезвым расчетом. Нужно быть внимательным, слушать, думать. И во всей гамме чувств и проявлений воли есть лишь немного таких, которыми следует руководствоваться в подобных видах деятельности.

    Когда же мы занимаемся художественным творчеством, то находимся в совершенно ином положении. Здесь нет никакой рутинной деятельности. Конечно, при этом нужна сосредоточенность, но понимать ее нужно широко. Учиться водить машину может быть достаточно интересным занятием, но оно не оказывает на нас такого разностороннего и глубокого внутреннего впечатления, и даже по чисто «телесному» участию не приближается к тем результатам, которые дают, например, лепка, разучивание на музыкальном инструменте какого-либо произведения или воплощение роли в театральном спектакле.

    Именно поэтому становится ясно: наше существование стало бы бесконечно бедным без таких видов деятельности, которые требуют участия не только тела, но и души.

    Одна из характерных особенностей детей – тесная взаимосвязь душевного и телесного. В вальдорфской школе дают возможность детям проявить свою душевную склонность в разных видах художественной деятельности, высвобождая, таким образом, заложенные в них инстинкты. Достижение цели при выполнении некоторых художественных задач требует от нас внутреннего самообладания, к которому мы отнюдь не способны в силу своих инстинктов. Так, осторожный человек вынужден стать отважным, неосмотрительный – осторожным, слабовольный – проявить выдержку, упрямый – суметь приспособиться.

 

    Как воспитатели учителя могут содействовать превращению дремлющих в глубине инстинктов в постоянное качество: например, желание принимать участие во всем, что нас окружает, посвящать ему какое-то время и пытаться его воплотить. Самый лучший способ позаботиться о развитии такого глубинного инстинкта еще в раннем детстве – это занятия искусством. В ходе художественной деятельности человек привыкает бороться, вовлекая все свои душевные способности и каждую клеточку тела в достижение проблемы, важной не потому, что в случае успеха возможны особые материальные преимущества, а потому, что она интересна в чисто человеческом плане. Таким путем закладывается основа роста и развития интереса к жизни.  

 

 6. Занятия искусством.

    В ходе обучения вальдорфские школы готовят не специалистов узкого профиля, а разносторонних, физически здоровых, заинтересованных людей, которые смогут найти свое место и в дальнейшей профессиональной жизни. Здесь не идет речь о «детском искусстве». Когда говорят о художественной деятельности детей, то подразумевают совершенно иное.



    Стремясь в дереве или в глине изобразить характерную повадку какого-то животного, прикладывая усилия для максимального раскрытия возможностей материала в ходе рисования, чтобы как можно лучше решить поставленную задачу, трудясь, порой дерзко, порой кропотливо над воплощением задуманного, переживаешь полную самоотдачу. Чтобы постичь тонкость обращения с глиной, овладеть нюансами лирического хорового пения или гармонией инструментального произведения, необходимы выдержка и терпение. Кризисы и катастрофы, возможные при подготовке большой пьесы (на сцене или во время оформления кулис и шитья костюмов), становятся для детей поучительным опытом совместной жизни. Но как велико удовлетворение, когда аплодисменты вознаграждают вас за все труды, сомнения и подтверждается счастье художественного творчества.
 

    Все подобные занятия художественной деятельностью и развитие творческих способностей служат тренировкой воли. Нет лучшего способа воспитать волю, чем постоянно, с радостью возвращаться к одним и тем же упражнениям именно тогда, когда требуется преодолеть трудности. Если взрослому все равно, что избрать в качестве предмета для упражнений, то ребенку нужно нечто прекрасное, нужна радость при выполнении задания. Любое занятие искусством, если его преподносят живо, с фантазией, отвечает этому требованию. Идущие от учителя импульсы, его доброе участие в процессе творческой деятельности детей постоянно поддерживают в них неизменную глубокую заинтересованность в работе. 


 

7. Обращение с красками.

    Совершенно ясно, что работая с красками, мы можем найти спокойный и гармоничный выход из самого возбужденного состояния. Если кто-то стал жертвой безудержного гнева, то он получит больше радости от того, что нанесет огненно-красную краску на кусок бумаги, чем от того, что разобьет окно.

    Для особо эмоциональных детей занятия с кисточками и мелками могли бы поэтому оказаться идеальным способом выражения своих эмоций и освобождения от внутреннего гнета.

    Возбудимому ребенку лучше иметь дело с красными или красно-желтыми тонами, ему нужно дать возможность одеваться в эти цвета. Наоборот, если ребенок безучастен, то нужно перейти к синим и сине-зеленым краскам. Собственно говоря, идет речь о цвете, который отражается внутри нас как противоположный. Для красного таким цветом будет зеленый, для синего – оранжево-желтый. В этом легко убедиться, если некоторое время смотреть на поверхность, закрашенную соответствующей краской, а затем быстро перевести взгляд на какую-нибудь белую поверхность. Противоположный цвет воспроизводится физиологическими органами ребенка и способствует становлению всей необходимой внутренней структуры. Если возбудимый ребенок видит в своем окружении красный цвет, то внутри него возникает противоположный образ зеленого цвета. Работа по превращению другого цвета в зеленый действует успокаивающе.

    Если использовать терапевтические возможности красок на протяжении первых лет школьной жизни, главное не ограничиваться тем, что позволять детям «самовыражаться» в пределах имеющегося у них опыта. Сегодняшние дети, давая полную волю своему темпераменту, рисуют однообразно: угрюмый холерик изображает все время горящие города, негармоничный меланхолик – виселицу с повешенными людьми и т.д. Повторяя такие занятия, видно, что ребенок не освобождается от этих мотивов, а все более погружается в них. Даже если, в лучшем случае, по собственной инициативе или благодаря усилиям учителя (или другого взрослого) дети переходят к изображению более радостных и здоровых мотивов, «самовыражение» не выходит за пределы весьма ограниченной по значению функции – оно всего лишь приносит облегчение. Однако в глубине души не многое меняется.

    Те, кто использует краски, чтобы выразить в них себя, никогда не смогут вырваться из колдовского плена собственного «Я». Те же, кто, забыв о самом себе, «вживается» в цвет, вступает в новый безграничный внутренний мир, который постоянно расширяется и изменяется.

    Если вы хотите по-настоящему узнать, что такое цвет, не начинайте с изучения и отображения каких-то мотивов внешнего мира: в этом случае цвет становится чем-то вторичным по отношению к форме, мотиву. Чтобы воспринять многокрасочный мир, нужно исходить из самих красок. Начинать следует с чисто цветовых упражнений. Этот способ живописи – первый и самый важный в начальных классах вальдорфской школы. Ребенку относительно легко дается обращение с акварельными красками, наносимыми на мокрую бумагу, оно помогает почувствовать пространство и воздух. Рисуя мелками, почти невозможно смешивать цвета или добиваться тонких оттенков, поэтому они меньше годятся для упражнений в цвете. Кроме того, большое значение имеет сам подготовительный этап: нужно постоять в очереди, чтобы получить свою дощечку для рисования, краски, кисточку, воду, затем натянуть бумагу, прикоснуться к ней жидкими красками. Если дети не будут неукоснительно соблюдать порядок, то произойдет «морское сражение». Для семилетнего ребенка – большое событие нарисовать, по просьбе учителя, например, желтое пятно на синем фоне, а затем синее на желтом. Когда рисунки высохнут, их вывешивают и внимательно разглядывают. Шаг за шагом дети овладевают опытом использования красок: все оттенки желтого и красного цвета всегда перекрывают другие цвета, а синий, фиолетовый и другие им уступают. Более нейтрален зеленый. Постепенно каждая краска предстает перед детьми как живое существо с совершенно определенными жестами и свойствами.

    Неоценимую помощь может оказать живопись и в корректировке темперамента у детей. В общем виде можно было бы отметить следующее. Если холерикам предоставить возможность выполнять по своему усмотрению упражнения с красками, то в их работах драматический красный цвет и его оттенки распределятся по всему листу, подавляя другие. Меланхолики обычно рисуют что-нибудь маленькое и темненькое, где-нибудь в верхнем уголке листа. Сангвиники со страшной скоростью изображают что-нибудь небольшое, но светлое и радостное, и тут же переходят на следующий лист бумаги. Флегматики, как правило, заполняют весь лист чем-то большим и нудным.

 

    Трудно переоценить то, как много может значить для дальнейшей жизни человека умение тонко чувствовать краски. Ведь речь идет о некоем внутреннем богатстве, которое нельзя взять в руки, о тончайших, не поддающихся описанию качествах и оттенках. Однако с уверенностью можно утверждать лишь одно – весь мир преображается в глазах того, кто научился чувствовать и понимать тихий язык красок, совершенно не интеллектуалистический, но глубоко проникающий в суть всех вещей.   

 

 8. Учебный праздник.

    Календарный или учебный праздник в каком-то смысле является «сердцем» всей вальдорфской педагогики. В конце каждой четверти все классы демонстрируют друг другу и родителям, чему они научились на  занятиях (декламируют стихи, поют песни, ставят простые и более сложные драматические произведения).
    Казалось бы, это очень просто. Однако требуются большие усилия для последовательного осуществления этого принципа. Учителя и ученики каждого класса должны постоянно думать о том, какой вклад каждый из них может внести в коллективную жизнь школы. Можно назвать и еще одну весомую причину. В нашей современной деятельности, постоянно направленной на достижение все больших успехов, а также все более отвлекающей наше внимание на массу глобальных событий, все труднее становится проявлять интерес к проблемам живущих рядом с нами людей. «Тренировочным полем» для развития этого интереса и служит учебный праздник. Старшие узнают младших себя, вспоминают темы и мотивы, над которыми они в свое время работали сами, и улыбаются. Младшие временами испытывают подлинное почтение перед достижениями старших ребят и приходят к мысли: «Мы тоже когда-нибудь сможем делать это!»

    Для семнадцатилетних и восемнадцатилетних учебный праздник – это, прежде всего, взгляд назад, в прошлое, а для самых маленьких – в будущее. Для учеников средних классов это и то, и другое одновременно.

наверх